Крупноклеточная акантома: дискуссии на протяжении десятилетий

В 1970 году Пинкус впервые описал крупноклеточную акантому (ККА) как гиперкератотическое пятно с четкими границами, характеризующееся чрезвычайно крупными клетками с полиплоидией, часто развивающееся на коже, подверженной воздействию солнечных лучей.

В очаге поражения крупноклеточной акантомы обычно наблюдаются: резко очерченный гиперортокератоз, гипергранулез, увеличенные кератиноциты без признаков атипичных митозов или ядерной дисплазии. Пинкус отделил актинический кератоз от ККА по его склонности к инвазии и предполагал, что ККА может быть вариантом старческого лентиго, или что старческое лентиго может развиться в ККА.


С момента первоначального описания ККА в литературе возникли споры о том, является ли ККА отдельным заболеванием или вариантом солнечного лентиго с большими ядрами. В 1988 году Sánchez Yus и соавт. изучали природу ККА, основанную на частом неупорядоченном расположении клеток мальпигиевого слоя, вариабельностью ядер и наличием случайных очагов дискератоза и супрабазальных митозов, что привело авторов к выводу о том, что ККА, вероятно, является цитологическим вариантом болезни Боуэна. В 1992 году в апрельском номере American Journal of Dermatopathology была опубликована серия статей, в которых анализировались концепции происхождения ККА.


Вопрос о происхождении ККА все еще остается открытым и недостаточно изученным. В течение последнего десятилетия в некоторых статьях началось обсуждение возможной связи развития ККА с инфекцией ВПЧ. Может ли инфекция ВПЧ служить кофактором, возможно, в сочетании с ультрафиолетовым облучением в формировании ККА, если основываться на обнаружении ДНК ВПЧ в пораженной коже?

Если внимательно изучить клинические и гистологические особенности ККА, индуцированных ВПЧ, возникает много вопросов о том, являются ли образования крупноклеточными акантомами, а плоскими бородавками. Lora и соавт. предполагают, что в неоднозначных случаях необходимо проводить иммуногистохимию и/или гибридизацию in situ (наряду с ПЦР), чтобы точно локализовать инфицированные ВПЧ клетки внутри очага поражения, что позволяет избежать ошибочного принятия плоских бородавок за ККА.

Более того, большинство ВПЧ–ассоциированных очагов поражения ККА являются множественными и беспигментными. Как отмечается в большинстве исследований, ККА- это гиперпигментированные пятна или бляшки на поврежденной солнцем коже. Является ли гиперпигментация постоянным признаком истинной ККА, все еще остается под вопросом. В большинстве случаев клинически ККА может быть трудно отличить от солнечного лентиго, пигментного актинического кератоза или плоского и пигментного себорейного кератоза.

Авторы данной статьи поддерживают версию о том, что ККА является разновидностью солнечного лентиго.



При дерматоскопическом исследовании ККА могут быть обнаружены: псевдофолликулярные отверстия, серые и коричневые точки и глобулы, матовые гомогенные участки желтого цвета, поверхностные чешуйки и светло-коричневая псевдосеть, обычно наблюдаемая при солнечных лентиго. Значимыми дерматоскопическими признаками, которые авторы описали в их случае, были: “разорванная” псевдосеть, рассеянные серые, коричневые точки и очаги с поверхностными чешуйками.

Понравилась статья?